Юрий Мороз: Количество сахзаводов может сократиться до 30

01.12.2014

Входящий в агрокомплекс «Зеленая долина» Томашпольский сахарный завод за свою 150-летнюю историю никогда не простаивал. И если 12 лет назад он замыкал девятый десяток в рейтинге сахарных заводов, то сегодня это одно из самых высокотехнологичных производств. Как поднять с колен украинский рынок сахара и не допустить на рынке засилья тростникового сахара, в интервью Национальному агропорталу Latifundist.com рассказал генеральный директор агрокомплекса «Зеленая долина» Юрий Мороз.

Latifundist.com: Сколько из общего зембанка компании отведено под сахарную свеклу?

Юрий Мороз: Агрокомплекс «Зеленая долина» обрабатывает более 27 тыс. га в Томашпольском и Тульчинском районах Винницкой области. Под сахарную свеклу у нас отведено 5,5 тыс. га. Остальное в структуре составляют пшеница, ячмень, кукуруза, соя и др.

Latifundist.com: На какую урожайность свеклы планируете выйти в этом году?

Юрий Мороз: Мы рассчитываем выйти на урожайность более 500 ц/га свеклы в зачете с сахаристостью свыше 17%. Для сравнения: в среднем по отрасли урожайность — 450 ц/га. Таким результатам способствовали ранние начало и завершение посевной (в конце марта), а также хорошие погодные условия. Мы получили оптимальные всходы — порядка 106–107 тыс. растений на га. Также в течение года были все условия для успешной вегетации.

Latifundist.com: Сколько планируете переработать свеклы в этом сезоне?

Юрий Мороз: На Томашпольском сахарном заводе мы рассчитываем выйти не менее чем на 280–290 тыс. т. Кстати, при проектной мощности в 2 тыс. т в сутки, мы перерабатываем фактически свыше 2,5 тыс. т, что обеспечит работу предприятия больше чем на 110 дней.

Latifundist.com: Многие производители достигли неплохих результатов в нынешнем сезоне. Опасаетесь снижения цен?

Юрий Мороз: Действительно, при хорошем урожае и больших объемах производства сахара в итоге получаем понижение цены. Поэтому нужно все оценивать в комплексе: и собственную эффективность, и ценовую политику. Сегодня цена временно опустилась до 7,3 грн/кг в регионе, а в целом по стране снижается до 7 грн/кг. Расчитываем на повышение после начала остановки сахзаводов.

Latifundist.com: Какая для вас оптимальная цена?

Юрий Мороз: Оптовая цена реализации на сахарных заводах должна быть не ниже 10 грн/кг. Она даст нам возможность накопить определенные ресурсы, позволяющие развивать свекло-сахарный комплекс… Это касается и альтернативной энергетики, и улучшения технологий выращивания свеклы, и не в последнюю очередь — расширения земельного банка. Такая цена позволит нам уверенно смотреть в завтрашний день, планируя те или иные действия.

Latifundist.com: Достижима ли она в нынешнем сезоне?

Юрий Мороз: В этом сезоне — нет. Все идет к тому, что у нас снова будет перепроизводство сахара. Думаю, выйдем более чем на 2 млн т. Поскольку производители ограничены украинским рынком, баланс спроса и предложения нарушен. Это сдерживает стоимость. Но все равно сахаропроизводители будут искать клиентов, чтобы продавать продукцию по более выгодным ценам.

Latifundist.com: Сколько необходимо проработать заводу для выхода на безубыточное производство?

Юрий Мороз: Для эффективной работы завод нужно загружать не менее чем на три месяца работы. При хорошей урожайности, сахаристости и оптимальной цене граница критичности лежит на уровне 2–2,5 месяцев работы. Но в целом его нужно загружать на 90–100 и более дней работы. Тогда даже не при самых оптимальных условиях выйдем на приемлемую себестоимость.

Latifundist.com: А во сколько вы оцениваете себестоимость производства сахара?

Юрий Мороз: Летом «Укрцукор» прогнозировал 9–9,5 грн/кг по отрасли. Но на фоне высоких урожайности и выхода сахара, даже учитывая повышение затрат на уборку и переработку, полная себестоимость может снизиться до 8 грн/кг.

Latifundist.com: Чем грозит принудительное удержание правительством цен на сахар?

Юрий Мороз: Это чревато тем, что одна часть компаний сократит посевы, а другая — перестанет выращивать свеклу и закроет заводы. Если мы законсервируемся на внутреннем рынке, количество заводов в ближайшее время может сократиться до 30.

Кстати, в свое время для стабилизации рынка Европа закрыла большое количество заводов. Они достигли определенной управляемости и прогнозируемости рынка, но если посмотреть статистику, европейцы несколько "переборщили" с сокращением мощностей. Бывают годы, когда у них возникает дефицит в 2–3 млн т сахара.

Latifundist.com: Кстати, сколько заводов работало на Винничине в советские времена, а сколько сегодня?

Юрий Мороз: В советские времена — до 40 заводов, сегодня и в последние годы — 9 заводов.

Latifundist.com: В 2012 году компания экспортировала сахар. Вы до сих работаете на внешних рынках?

Юрий Мороз: Мы экспортировали свою продукцию, когда в Украине было перепроизводство сахара, и соответственно цены снижались. Отправляли в Узбекистан, Казахстан, Грузию, частично — в страны бывшей Югославии. В этом году перед запуском сахарных заводов цена была достаточно высокая, поэтому на внешних рынках наш сахар никого не интересовал. Сейчас нужно время, чтобы рынок перестроился, и стало понятно, выгодно покупать украинский сахар или нет. Последние данные говорят об отсутствии активного экспорта.

Latifundist.com: В результате подписания Соглашения об ассоциации Европа должна увеличить квоту на экспорт нашего сахара. Вы к этому готовитесь?

Юрий Мороз: Мы постоянно ведем переговоры с европейскими партнерами, они заинтересованы покупать наш сахар. Как только найдем точки соприкосновения, будем работать.

Европейцев интересуют первая и вторая категории сахара. Для его производства нам нужно инвестировать в технологии, повысить качество сырья и технологичность переработки. Сегодня мы производим сахар всех категорий и сахарозу для шампанского.

Latifundist.com: Какой расход газа на Томашпольском заводе?

Юрий Мороз: Томашпольский сахзавод входит в число лидеров по энергоэффективности. Затраты газа — на уровне 28–29 кубометров на тонну переработанной свеклы, или около 190 кубометров на тонну сахара. Из-за удорожания стоимости энергоносителей и угрозы их неполучения мы начали искать альтернативу. Постепенно переводим свои паровые котлы на уголь. К сожалению, не на украинский, поскольку не смогли обеспечить себя донбасским углем. Купили партию из Польши. Если вы посмотрите на трубу завода (показывает рукой в окно — авт.), то увидите, что дым имеет черноватый оттенок. При использовании газа дыма нет.

Latifundist.com: Когда приняли решение перейти на польский уголь, какая была цена «черного золота» из Донбасса?

Юрий Мороз: В прошлом году уголь для паровых котлов мы покупали по 900 грн/т. Весной, в начале лета стоимость поднялась до 1100 грн/т. Последние 7 вагонов нашего угля застряли под Дебальцево еще в июле. Цена начала расти в геометрической прогрессии, некоторые предлагали по 3 тыс. грн/т. Многие нашли альтернативу в виде того же польского угля, соответственно, цена теперь падает. Хотя дефицит все равно ощущается. Уголь из Польши мы закупили по $138, с НДС это порядка 2150 грн/т.

Приблизительно по такой цене нам предлагают уголь из Донбасса. Однако он не отвечает качественным показателям, польская продукция более стандартизирована.

Latifundist.com: Польский уголь — временная мера?

Юрий Мороз: В этом вопросе борются два начала. По качественным показателям более интересен польский уголь. Но мы покупаем его за валюту, которая сейчас дефицитна. Я бы предпочел оставить валюту в стране и перейти на менее качественный донбасский уголь. Но в этом случае мы должны получить необходимые объемы и конкурентную цену.

Latifundist.com: Какие технологии использовали при переходе на уголь?

Юрий Мороз: Мы использовали старые технологии 30-х годов, которые имелись на заводе. Они менее совершенны, однако более экономны во внедрении. На два паровых котла мы потратили 4 млн грн. Часть оборудования сделали самостоятельно, остальное, преимущественно конвейерное, закупили. Таким образом, потратили относительно небольшие деньги. Уже в этом сезоне они себя должны окупить, а в следующем будут приносить прибыль.

Latifundist.com: Вы рассматривали биомассу в качестве альтернативы газу?

Юрий Мороз: Да, рассматривали. Были варианты сжигать биомассу в твердотопливных котлах или производить из нее биогаз. И первый, и второй подходы предусматривают большие капиталовложения. Например, чтобы обеспечить биогазом Томашпольский сахзавод, нужно вложить порядка $15 млн. Обеспечение получения энергии в твердотопливных котлах — порядка $10 млн. 

Latifundist.com: Просчитывали их окупаемость?

Юрий Мороз: Биогазовые комплексы окупаются за 7–8 лет, твердотопливные котлы — по разному, в зависимости от используемой биомассы. Можно покупать готовую в виде тех же пеллет, можно самим заготавливать, в нашем случае, например, солому. В таком случае срок окупаемости значительно меньше. Но это требует не только инвестиций, но и времени, как правило, до двух лет — начиная с проектной документации, адаптации под местные условия, изготовления, монтажа и до запуска. Тем более не каждый инвестор готов к тому, что проект окупится за 7–8 лет. Особенно сейчас в Украине, где тяжело что-либо планировать и прогнозировать.

Хотя все равно движение в этом направлении есть: «Астарта-Киев» запустила биогазовую установку на Глобинском заводе, сейчас на Рокитнянском заводе такая же строится. Много лет успешно работает на пеллетах из древесины Узинский сахзавод. Гайсин и Крыжополь полностью перешли на уголь, и мы движемся к этому. Каждый со временем найдет альтернативу.

Latifundist.com: Когда в этом году запустили завод?

Юрий Мороз: 2 сентября, планируем закончить работать не ранее 20 декабря.

Latifundist.com: Для вас это стандартная дата запуска?

Юрий Мороз: Поскольку посевная закончилась в марте, а до начала сентября прошел достаточно большой вегетационный период, сырье достигло технологической спелости. Урожайность, сахаристость также были на удовлетворительном уровне. Так что могли начинать. Сахарную свеклу нельзя закладывать на длительное хранение. Поэтому перед тем, как начать подготовку к посевной, планируем объемы производства и переработки, оцениваем начало и конец сезона, чтобы успеть собрать и переработать урожай с минимальными потерями.

Latifundist.com: Чем примечателен Томашпольский завод?

Юрий Мороз: Он имеет достаточно долгую историю, основан еще в 1856 году. На фоне других заводов считается стареньким и маломощным: без железной дороги, жомосушильного комплекса и т.д. Но в 2002 году на завод пришел активный инициативный инвестор, который поставил задачу повысить его эффективность. Для этого мы сделали все возможное. Если сравнить показатели десятилетней давности и сегодняшние, мы увидим колоссальный рывок: продуктивность завода выросла на 50%, степень изъятия сахара из свеклы — на 15%, расходы энергоносителей и основных производственных материалов сократились в два раза. В начале 2000-х годов завод перерабатывал от 80 до 100 тыс. т свеклы, качество продукции оставляло желать лучшего. Из работающих на то время 110–120 сахзаводов он находился в числе последних. Сегодня по эффективности переработки мы входим в десятку лучших. Это еще одно свидетельство того, что, не имея сильных исходных позиций, можно достичь хороших результатов и быть конкурентными.

Latifundist.com: Планируете дальнейшую модернизацию?

Юрий Мороз: Мы будем продолжать увеличивать мощность завода, улучшать качество и ассортимент продукции для выхода на внешние рынки. Сейчас работаем на 30% больше проектной мощности, хотим увеличить этот показатель до 40%. Также продолжим переводить ТЭЦ на другие виды энергоносителей.

Latifundist.com: Семена какой селекции предпочитаете?

Юрий Мороз: Долгое время мы использовали семена как отечественной, так и импортной селекции. И по результатам сезона определяли для себя оптимальный вариант. Мы пришли к выводу, что у семян импортной селекции выше потенциаля, хотя можно услышать, что свекла, выращенная из них, плохо хранится. Но если говорить об урожайности, сахаристости, легкости переработки, химическому составу сырья, отечественные семена отстают. Так что на 90% у нас семена импортной селекция. Хотя в этом году и купили 500 единиц (на 300 га) отечественного посевного материала, в основном для поддержки украинских производителей.

Если говорить о производителях, работаем с SESVanderHave, Штрубе, KWS. В последние годы более конкурентны семена от Сесвандерхаве, их больше всего в нашей структуре посевов. В следующем году планируем довести долю семян KWS до 20%.

Latifundist.com: Какой технологический разрыв в производстве свеклы?

Юрий Мороз: В 2014 году степень изъятия сахара составила 84%, технологический разрыв — не более 2,6%.

Latifundist.com: Вы категорический противник сахара-сырца?

Юрий Мороз: Я сторонник того, чтобы мы выращивали свою свеклу, перерабатывали на своих заводах, обеспечивали себя сахаром и продавали его на внешних рынках. Мы не должны покупать сырец. Это приводит к сокращению рабочих мест, закрытию заводов, гибели нашей отрасли и ухудшению экономики страны.

Latifundist.com: Во сколько оцениваете затраты на 1 гектар свеклы?

Юрий Мороз: В прошлом сезоне они составили 13,5 тыс. грн, в этом году будут не меньше 16 тыс. грн. Мы уже выделяем деньги для весенней посевной 2015 года с привязкой к нынешнему курсу. Боюсь, что затраты могут достичь более 20 тыс грн. Это, конечно, при использовании хороших семян, оригинальных СЗР и т.д.

Latifundist.com: Как Вы попали в сахарный бизнес?

Юрий Мороз: В моем родном городе работал сахарный завод, на котором трудились родители. Я всегда говорил, что не буду работать на заводе. По родителям видел, что это очень тяжелая работа, хотелось чего-то нового, более перспективного, возможно, не завязанного на родном городке. Но в 90-х годах пришел кризис, сокращались рабочие места. Не мог определиться, какую профессию выбрать. В результате было принято спонтанное решение пойти учиться в Национальный университет пищевых технологий на специальность, связанную с сахарной отраслью.

Latifundist.com: По окончании университета не «расстались» с сахаром?

Юрий Мороз: Нет, по окончании пошел на родной сахзавод, проработал там несколько лет начальником смены. Потом пригласили главным инженером на другое производство, с которого в 2004 году перешел на Томашпольский сахзавод на должность технического директора. Со временем стал директором, а с 2012 года возглавляю агрокомплекс.

Константин Ткаченко, Национальный агропортал Latifundist.com

Последние новости

Индексы цен

Нефть
Нефть Brent, --, Лондон
21.07.2011      USD/баррель -0.3%