Молоко и мясо для ЕС: проблемы экспорта продовольствия

05.12.2014

Невзирая на боевые действия на востоке страны и существенные проблемы с российским рынком сбыта, Украина сохраняет сильные позиции на мировом рынке продовольствия.

По данным Министерства аграрной политики и продовольствия, агропромышленный комплекс генерирует более 8% ВВП и обеспечивает рабочими местами 15% работоспособного населения. Отрасль обеспечивает около 90% внутреннего потребления. Многим компаниям удалось найти альтернативные направления сбыта своей продукции на мировых рынках, в том числе на рынке ЕС, сообщают Экономические Известия.

Меньше всего от торговых войн с Россией пострадали отрасли, которые заблаговременно снизили свою зависимость от недружественных действий северо-восточного соседа и диверсифицировали географию экспорта производимой продукции. Это, например, украинские производители растительного масла, которым за 9 месяцев 2014 года удалось нарастить объёмы экспорта на 16,4%.

Существенно вырос также экспорт мясной продукции – на 9,5%. При этом, после определенных запретов Россельхознадзора, физические объемы поставок мясопродуктов из Украины в РФ сократились на 81%. Украинские аграрии компенсировали закрытие российского рынка за счет значительного увеличения экспорта в Грузию (на 53%) и Молдову (на 48%). Значительно возросли также поставки в Узбекистан и Ирак.

Проводилась активная работа по поиску новых рынков сбыта украинской молочной продукции. Для выхода рынок молочных продуктов стран Евросоюза были приняты законы: «О безопасности и качестве пищевых продуктов» и «Об идентификации и регистрации животных». После этого Украину посетили представители Европейской комиссии, которые инспектировали наши предприятия и сырьевые зоны.

«Стандарты для молочных продуктов, действующих в России, с которой мы долгое время работали по единым стандартам, основывались на советских ГОСТах, — напоминает Александр Жолудь, старший аналитик Международного центра перспективных исследований. — Для выхода на рынок Европейского союза необходимы сертификаты на происхождение молока. У нас большинство домашних хозяйств таких сертификатов не имеют. А по статистике 80% молока на сегодняшний день дают именно такие домохозяйства. Оптимальной формой ведения мелкого сельского хозяйства являются кооперативы. Сейчас в Украине уже есть примеры создания кооперативов по инициативе перерабатывающих предприятий».

Очевидно, что выход на новые внешние рынки требует от украинских молочных компаний повышения качества как молочного сырья, так и готовой продукции. В Европе качество сырья контролируется от момента надоя до стадии производства продукта. И в Европе и на других мировых рынках наших производителей ждут с молочными продуктами класса экстра.

Основным рынком сбыта украинского сыра была Российская Федерация. Олекса Степанюк, научный сотрудник Института экономический исследований и политических консультаций, ссылается на исследования, которые показывают, что украинские сыры пользовались популярностью в России: «Несмотря на худшие показатели соотношения цены/качества в сравнении с европейскими сырами, их продажа держалась на потребительских предпочтениях россиян, которые хорошо знали наши марки и привыкли их покупать». И вот когда РФ закрыла границы для наших товаров, экспорт сыра уменьшился в 2,5 раза.

Надо сказать, что Россия давно уже является очень сложным партнёром. Еще до событий 2014 года украинские поставщики вынуждены были проходить уж слишком предвзятую и политически заангажированную «инспекцию» Россельхознадзора.

Особенно пострадали производители товаров, для которых российский рынок был преобладающим. Так, на Россию приходилось 80-90% экспорта помидоров, моркови, репы, столовой свеклы, сладких корней, редьки, сельдерея и аналогичных съедобных корнеплодов. Экспорт в РФ абрикосов, вишен, черешен, персиков, нектаринов, слив, огурцов, корнишонов, яблок, груш и айвы составлял 90-100% от продаж на внешние рынки.

Расширение географии поставок

Отказ России от украинской продукции стимулирует наших производителей выходить на альтернативные рынки. Сделать это довольно сложно. «На других рынках нет еще «привычки» к нашим товарам, часто необходимо получать соответствующую сертификацию этих продуктов», — поясняет Александр Жолудь.

Однако с точки зрения среднесрочной перспективы, многие эксперты не видят катастрофы в утрате российского рынка. Олекса Степанюк считает, что переориентация украинского сельского хозяйства и пищевой промышленности на европейский рынок не является чем-то новым, а является устойчивой тенденцией: «Этот переход легче пройдет для производителей растительной продукции, которые уже активно поставляют свой товар в Европу. Животноводам и производителям пищевой продукции придется подстраиваться под вкусы и стандарты европейского рынка. Это будет сложно в краткосрочном периоде, но обеспечит новый толчок для сектора в среднесрочной перспективе, и, возможно, даже позволит вернуть наши утраченные позиции на российском рынке».

В контексте перехода на стандарты ЕС и сертификации товаров продовольственной группы эксперты говорят о необходимости поддержки правительства товаропроизводителей в части обеспечения доступа к информационным ресурсам и экспертным организациям, методологии, дорожной карте.

В то же время многое зависит от самих предприятий и отраслевых ассоциаций. «Четкая координация и последовательность в данном вопросе важнее всего. И у нас уже есть примеры, когда украинские предприятия смогли получить статус поставщиков у крупных международных продовольственных корпораций», — убежден Михаил Мельник, партнер компании Deloitte, руководитель группы «Сельское хозяйство и пищевая промышленность».

То, что Евросоюз продлил одностороннюю отмену тарифов, несет дополнительную выгоду украинским экспортерам. Но, чтобы реализовать эти преимущества на практике, необходимо принять множество законов и существенно изменить правила ведения украинского бизнеса.

Кроме того, не стоит считать европейский рынок панацеей, необходимо работать и в направлении других рынков. Рассматривая новые перспективные направления внешнеэкономической деятельности, эксперты, прежде всего, отмечают страны Индокитая, Северной Африки и Среднего Востока. Из стран СНГ — это Грузия, Казахстан, Узбекистан и Молдова.

Более привлекательными, по мнению Михаила Мельника, являются либо рынки, на которых уже сформированы торговые связи и понятны правила игры, и таким образом они не требуют значительных дополнительных инвестиций, либо рынки с потенциалом роста. «Если Северная Африка, Ближний Восток, страны СНГ относятся к первой категории, то страны ЕС и Китай, — ко второй, — разъясняет эксперт. — Соответственно и стратегия выхода на эти рынки будет разной. Например, рынок Китая — очень интересный и объемный, но требует знания традиций и времени для адаптации украинских продуктов».

Китай сегодня — это наибольший рынок продовольствия в мире. Эксперты полагают, что наиболее перспективными для экспорта являются овощи, соковые концентраты, молочная и кондитерская продукция, масличные, зерновые, свинина, курятина, мука и крупы. Перспективными являются рынки стран исламского мира. Здесь перечень востребованных украинских продуктов тот же, что и для Китая.

Добавленная стоимость

Европейский рынок очень консервативный и технологичный. Большинство продовольственных товаров с высокой добавленной стоимостью Украина экспортирует в Россию и страны СНГ, удельный же вес украинских товаров с высокой добавленной стоимостью в другие страны небольшой. И проблемы здесь, прежде всего, в высокой конкуренции с международными компаниями на рынках, которые ими уже освоены.

«Это весь спектр конкуренции, в том числе ресурсы, опыт, возможность лоббирования и представительства, — говорит Михаил Мельник. — Здесь уже важна торговая марка, а украинские марки не везде известны. К тому же актуальны вопросы сертификации и опыта работы на новом рынке, ведь для таких товаров цена уже не самый легкий рычаг для спроса».

Александр Кирш, народный депутат и заслуженный экономист Украины, считает, что действующая в государстве система налогообложения совершенно не стимулирует предприятия производить добавленную стоимость: «При стандартной схеме налогообложения на каждую гривну зарплаты нужно потратить еще одну гривну на налоги. Стоимость материалов вычитается из базы налогообложения, а на зарплату ложится налоговая нагрузка. Только при едином налоге в равной степени распределяется налоговое давление на зарплату и материалы. А при существующей системе гораздо выгоднее приобретение уже готового товара, чем создание добавленной стоимости. Бытует мнение, что единый налог якобы неевропейский и нецивилизованный. И продолжается невероятное налогообложение зарплаты. Если к этому добавить извечные проблемы экспортеров с возмещением НДС и «принудительную» продажу валютной выручки, складывается ситуация, при которой выгодно не экспортировать, а наоборот – импортировать».

Кроме того, по словам Михаила Мельника, существует целый ряд инструментов тарифного и нетарифного характера: «Например, введение тарифа на экспорт семечки подсолнечника привело к инвестициям в маслоэкстракционные заводы и экспорту уже неочищенного масла. Среди нетарифных методов поддержки можно выделить методологическую и организационную поддержку, информационные компании, платформы и семинары, работу торговых представительств, внедрение стандартов, адаптация которых снизит издержки по сертификации и т.п. Не говоря уже о стабильных и прозрачных правилах игры внутри страны что позволит снизить в перспективе стоимость ресурсов и затраты на управление. При этом не надо забывать об обязательствах по ключевым международным договорам, например ассоциации с ЕС или ВТО. Чтобы, получив узкую выгоду, не навредить всей экономике».

Валерий Дьяконов, Экономические известия

Последние новости